Дети напросились пожить у матери и начали устанавливать свои порядки в доме

Ангелина Ивановна приготовила себе макароны, положила кусочек масла и, взяв книжку, села ужинать. Не спеша ела, отвлекаясь на чтение нового романа. Края мягкого переплета уже затертые — подруга дала почитать. Покупать новые книги на небольшую пенсию у Ангелины Ивановны получалось нечасто. А знакомые знают, что она любительница литературы, иногда подкидывают что-то, что уже прочитали сами.

Продолжила чтение за чашечкой чая. Зеленый, в пакетиках. Такой же второсортный, как и этот роман. Но все равно лучше, чем смотреть телевизор. Там, пока реклама пройдет, уже и забудешь, что смотрел. Романы выигрывают в этом. Можно даже пролистать до конца. Попадаются такие – вода ради воды, ничего не потеряешь, если перелистнешь несколько десятков страниц.

Сегодняшний роман – размеренный без подъемов и переживаний, для ужина пойдет, чтобы не перегружать мозги и не заснуть от скуки.

Неожиданно в дверь позвонили. Ангелина Ивановна удивленно посмотрела на часы. Почти семь. Подруги бы предупредили.

Женщина заглянула в глазок. Ее дочка с семьей пришла. Неожиданно для матери. Обычно звонит, предупреждает, чтобы успеть что-то поесть приготовить гостям. И бывает, что, пообещав, не приходит, на другие дела отвлекается. А без предупреждения всей семьей еще и на ночь глядя – такого еще не было.

Катя сразу же чай начала заваривать. Дочь все же. Выросла здесь, каждый угол знает. Мать и не против. Хотя иногда какая-то обида ее задевает. У дочки в гостях она как чужая, а здесь все как дома. Бывало женщина купит себе палку хорошей колбасы с пенсии, думает, что на неделю растянется деликатес. А дочка с семьей придет, все из холодильника выгребут. Вроде и не жалко, но потом опять сидеть на каше и картошке.

Но Ангелина Ивановна только про себя так думает недовольно. На самом деле, сама бы все на стол гостям выложила. Но есть разница – или самой предложить, или наблюдать, как у нее в холодильнике хозяйничают.

Дочь с пустыми руками обычно приходит, только по большим праздникам в качестве подарка что-то из еды принесут. Сложно сейчас молодым жить. Работать приходится много, и расходов – не то, что в молодости Ангелины Ивановны. Когда она была в таком возрасте, если платье новое удастся раздобыть, то уже радость.

Не нужно было копить на компьютеры, телефоны, гнаться за новинками. Не было всего этого разнообразия и жилось легче. А сейчас друг перед другом выпендриваются – у кого последняя модель что одежды, что техники.

Вон Милана, внучка, еще и в школу не пошла, а телефон купили лучше, чем у бабушки. Но девочка на замечания бабушки засмеялась. Сказала, что старушки не играют в игры.

Папа тут же предложил дочке поискать в бабушкиной библиотеке интересные книжки. А Катя нервно закрутила в руках чашку.

— Что читаешь? – неожиданно ее заинтересовала мамина книжка. Ангелина Ивановна замялась, как описать, о чем книжка — сразу в голову не пришло,

– Я, наверное, тоже, как на пенсию выйду, начну читать, — засмеялась Катя, не дожидаясь ответа от мамы. – А сейчас нет времени. Работы много, устаю, зарплату еще урезали из-за кризиса.

Мама насторожилась. Кажется, дочь переходит к делу. Теперь ясно, от чего такой неожиданный визит. Денег хотят попросить. И рада бы, но нет ничего кроме пенсии. Все накопления им отдала, как поженились.

Дети напросились пожить у матери и начали устанавливать свои порядки в доме

— А Женя твой что? У них тоже урезали? – уже догадываясь, что ответит Катя, поинтересовалась Ангелина Ивановна. Ясно, что придумает что-то, заглядывать-то в расчетный лист к зятю она не будет.

— Ой, у Жени вообще жесть. У них закрывают несколько филиалов. Сокращают по максимуму. В любой момент могут попрощаться.

— Вроде ж он у тебя в начальниках, — недоверчиво посмотрела на дочь мама.

— Какие там начальники, разве это начальник? Так, мелкая пешка.

Катя начала красочно описывать все неприятности, с которыми пришлось столкнуться их семье. Ангелина Ивановна молча слушала и перебирала в уме догадки, о чем же пришли ее просить. Дочку она, конечно же, любила. Но с тех пор, как Катя замуж вышла, стали они все дальше отдаляться друг от друга.

Зятю теща не нравилась, прямо ей никто об этом не говорил, но она не глупая, чувствовала. Ангелина Ивановна поначалу обижалась, а потом отпустила ситуацию. Дочь взрослая, пусть живет, как считает нужным. Не вечно же маме ее опекать. А самой женщине пора бы и отдохнуть от хлопот. Для себя спокойно пожить.

Пока Катя что-то о работе рассказывала, Ангелина Ивановна сидела и вспоминала о своем прошлом. Но снова вернулась мыслями на кухню, когда услышала:

— У тебя двушка, все равно одна комната пустует. Можно мы у тебя пока поживем? – после этой фразы Катя замолчала и жалобными глазами посмотрела на маму.

А какая мать откажет детям? Молодежи сейчас трудно. Съемное жилье дорогое. Свое купить – это не каждый потянет. Успокаивала себя Ангелина Ивановна.

Но в глубине души терзалась. Ведь после свадьбы помогла дочери, отдала все накопления свои. Хватило бы на небольшую квартиру. Но у дочери за главного в семье Женя. Он рассудил, что не выгодно квартиру покупать, лучше эти деньги вложить в бизнес, и в съемном жилье жить на первых порах.

Вложил, пропадал в разъездах за товаром. Завтраками кормил: сначала не идет, потому что только начал; потом нужно только подняться на ноги; потом конкуренция большая; законы неправильные; бюрократия. Всё вокруг условия плохие, мешают молодому предпринимателю заработать свою копейку.

В итоге, бросил это дело, устроился в банк. Ни денег, ни бизнеса, ни квартиры, ни спасибо, ни извините, что так получилось, теща от зятя не дождалась.

А вот теперь опять посчитали свои доходы и решили, что лучше пока у матери пожить, пока с жильем вопрос не решится. Женя с важным, как впрочем и всегда видом, сообщил, что есть у него уже намётки насчет жилья. Работает в этом направлении. Долго беспокоить пенсионерку не будут. Насколько недолго останутся не уточнили.

Пришлось женщине забыть свою мечту о маленькой библиотеке, и освободить комнату, которая, по словам дочери, пустует.

Ангелина Ивановна аккуратно складывали свои, годами собираемые, книги в коробки. И приговаривала, что ненадолго это.

Переехали дети, потеснили женщину. Теперь в каждом углу какая-нибудь коробка стоит, привезенная со съемной квартиры. А вещи самой хозяйки ей в комнату занесли. Женщина было возмутилась, но зять говорит, что лучше новое купить. Все, что есть у Ангелины Ивановны – не модное. Если не хочет в своей комнате бардак разводить, то на свалку просто все унесем.

Для пенсионерки же все, на что она заработала — дорого. Она с вещами аккуратно обращалась. Она не гоняется за модой. Удобно и ее это устраивает, нового не нужно.

На претензии старалась не обращать внимания. Думала, что пока обустраиваются, хлопотно и с непривычки все не так. Но со временем ничего не изменилось.

Все какие-то недовольные ходят, по любому поводу нервничают. Зять с работы приходит, возмущается, что ужин не готов при живой неработающей теще.

А Ангелина Ивановна ведь тихонько по своим законам жила. В шесть поужинала, дальше отдых. А дети ближе к восьми приходят и накормить их, оказывается, нужно.

Ладно, стала готовить на всех. Как-то приготовила как себе – кашу с маслом. Чуть ли не плевались, дескать, совсем с голоду хочет молодежь извести. Оправдывается перед зятем женщина, как себе готовлю, пенсии моей на что-то большее не хватит. Где мне продуктов набраться?

Женя с Катей решили, что будут продукты покупать, а мать пусть готовит. На этом, вроде, и договорились. Но недовольства меньше не стало. Еще и дочка намекает, что бабушки с внуками обычно много времени проводят.

Та прислушалась к Кате, гулять чаще стала с внучкой, книжки читать. Стишки с Миланой учили.

Но каждый раз находилось что-то новое, за что пожилую женщину отчитывали.

Сами же молодые по дому ничего не делали. Лампочку вкрутить – зять после работы устал, а делов-то, и сама теща может вкрутить.

Дверцу в шкафчике прикрутить? Женя недовольно покопался в своих вещах, достал коробку с инструментами, дал Ангелине Ивановне, там, говорит, не сложно.

О других мелочах тоже пыталась женщина просить зятя, но он то после работы – устал очень, то выходные – дайте отдохнуть от работы.

А как кран в ванной потек, так вообще заявил, что чужую квартиру ремонтировать не будет.

Как-то женщина пыталась внучку от телефона отвлечь. Что ж это родители, дали ребенку игрушку, чтоб меньше на нее отвлекаться? А ничего полезного в этом нет, лучше книжки почитать. Милана же, как и все современные дети, как зомби с этими гаджетами. За уши не оттянешь, сразу истерика. И в этот раз начала отмахиваться от бабушки.

— Миланочка, а как же ты, когда в школу пойдешь? Там учителя телефонами не разрешат пользоваться. Уроков потом делать много, — уговаривала внучку Ангелина Ивановна, чтоб книжку с ней почитала.

— Ладно, — девочка недовольно швырнула телефон на диван. – Если нужно, значит нужно, — она надула губки и исподлобья посмотрела на бабушку. – Все равно еще немного потерпеть, скоро вся квартира нам достанется. И буду делать, что хочу.

Ангелина Ивановна замолчала и в шоке присела на край дивана.

— Это кто тебе так сказал? – поинтересовалась она у внучки.

— Папа, — пожала та плечами. – Давай уже твою книжку быстро, — потребовала Милана, усевшись обиженно рядом с бабушкой.

С тех пор Ангелина Ивановна старалась меньше дома бывать. Нашла в соседнем магазине работу и по вечерам ходила туда мыть полы.

Дети заметили, что мама прижимистая стала, экономить деньги начала. Стали чувствовать, что она что-то задумала. Женю это нервировало. Катя сдерживала мужа, чтоб не срывался на маме. А он жену старался настроить против тещи.

— Твоя мать почти не скидывается в бюджет! Живем вместе, а мы за все платим, — как-то за ужином в очередной раз возмутился он.

— Жень, мы и так у нее живем, — оправдывала маму Катя. – Навязались, еще и денег с нее за это требовать?

— А если бы мы не жили, то платила она бы сама, — заметил Женя. – А сейчас, получается, на нашей шее все расходы. Не порядок.

— Ну мы же больше всего расходуем, у нее бы столько в платежках не выходило, — не соглашалась жена.

— Катя, заметь, что у нее выходило бы что-то все равно, а не ничего, как сейчас. Она хорошо устроилась, продукты – наши, коммуналка – наша, — загибал пальцы Женя. – И за Миланкой почти не смотрит. Бегает подрабатывает, копит тайком. Небось втихаря жрет лосося, а мы только котлеты рыбные. А потом вообще укатит куда-то на курорт, пока мы пашем тут.

Про курорт прям задел Катю муж. Больше не могла не замечать его упреков. Тоже решила, что мама может и побольше вкладываться в семью. Зачем уже не молодой женщине какие-то курорты? Она свое повидала уже. А они с Женей только после свадьбы в Турцию ездили. Теперь бы самое время бабушке внучкой заняться, а они бы отдохнули от ребенка где-нибудь заграницей.

В итоге, когда Ангелина Ивановна пришла вечером с работы, случился у них скандал. Каждый начал претензии высказывать, кричать друг на друга. Никто не считал себя виноватым.

Зять сгоряча заявил:

— Мама, зачем Вам деньги?! Вам пора к земле привыкать! В вашем то возрасте!

— В каком возрасте? – возмутилась женщина. – Сам не успеешь оглянуться, как 60 стукнет. Посмотрю, к чему привыкать будешь.

— Да уж точно не портить жизнь Миланке, — усмехнулся зять. – Еще жить да жить, у нас еще все впереди, а у Вас – позади. Вам бы дома с внучкой сидеть и жизни радоваться, а Вы в заработки подались.

— Ма, Женя прав, — вмешалась дочка. – Зачем тебе работать? Пенсии твоей хватит, чтоб и в общий бюджет положить, еще и тебе останется на твои книжки.

И снова деньгами начали ее упрекать, снова до крика дошло. Зять не отступал, требовал объясниться, куда деньги копит. Может в секту какую вступила или альфонса нашла.

И Ангелина Ивановна рассказала свой секрет. Раньше она увлекалась игрой на скрипке, в самодеятельности участвовала. Недавно встречались с подругой, и та ей рассказала, что как раз требуется человек, играющий на скрипке. Настояла она, чтоб попробовала женщина свои силы. И Ангелина Ивановна согласилась. В итоге организатору понравилось.

Ей предложили работу, но требовался человек со своей скрипкой. У Ангелины Ивановны был когда-то инструмент, но скрипка давно сломалась и ремонту не подлежит. Поэтому женщина и копила на новую скрипку.

Инструмент хороший дорого стоит. А доходов творческое объединение особо не обещало. Они только начинали, и не известно было, как дело пойдет. Бюджет ограничен, лишнего инструмента нет.

— Вы с ума сошли? – выслушав, сразу же накинулся на тещу зять. – Вбухать деньги в какую-то скрипку? Ничего себе у Вас хобби.

— Ма, — дочка тоже в шоке была от такой новости. – Мы не очень согласны с твоим увлечением книгами, но это уже слишком. Милана растет, ей вещи постоянно новые покупать нужно. Мы тянемся, чтоб все лучшее у нее было, а ты скрипку. Если хочешь хобби, ходи по магазинам с внучкой, покупай ей что-нибудь.

— Я в свое время сама тянулась, и никто мне ничего не был должен! – с горечью заявила Ангелина Ивановна. – Значит, по-вашему, мать должна вырастить детей, потом на себе крест поставить и в могилу ложиться? А эти ваши правила вы потом и на себе примените? Или захочется для себя тоже пожить? – и женщина пошла к себе в комнату.

С тех пор не говорили они между собой. Когда зять с дочерью дома, старалась не попадаться им на глаза.

А спустя время Ангелина Ивановна купила себе скрипку и уехала в другой город. Руководитель выбил ей скромное жилье.

Она много играла и уже забыла о своей мечте сделать библиотеку и отдавала все свое время тому занятию, которое ей нравилось — музыке.

А понемногу дело с музыкальным коллективом пошло, даже удавалось зарабатывать небольшие деньги.

С дочкой и ее семьей общение было натянутое, и то, как чувствовала Ангелина Ивановна, только потому начали снова общаться, что съехала она со своей квартиры. Оставила их жить в своей квартире. Да и что она сделает, не силой же выгонять. Добился зять своего. Ну Бог им судья.

В музыкальном же коллективе дружно все было, как одна большая семья. Особенно с дирижером женщина сблизилась. Интересно им было вместе, мужчина оказывал Ангелине Ивановне знаки внимания, угощал конфетами. Всегда было, о чем с ним поговорить и планы обсудить.

И не к земле теперь готовилась женщина, а к новой жизни. Еще не старая, все только начинается!