fbpx

Мама радостно объясняла: «Искусство печь пирожки передаётся через поколение!»

Мама радостно объясняла: "Искусство печь пирожки передаётся через поколение!"

Без души ни одно дело нельзя начинать делать. Моя мама готовила вкусно, но не любила это дело. Она много работала, её выдвинули в начальники экономического отдела. Каждый отпуск она старалась папу и меня куда-нибудь вывезти — чаще в Подмосковье, в дом отдыха, и чаще по курсовкам (с проживанием в частном секторе — в деревне), а не по путёвкам, которые давали право жить в корпусах дома отдыха. Это у неё называлось «отдохнуть от кастрюль».

Пирожки и пироги великолепно пекли обе мои бабушки. Папина мама делала их ещё и красивыми. Она была немножко образованна, окончила с сёстрами какие-то бухгалтерские курсы. И украшала куличи (невыносимо вкусные!) сверху узорами из теста — цветами, ветвями, и «ХВ», конечно. На кулебяках у неё тоже всегда была извилистая ветка.

Мамина мама, моя любимая баба Маня, делала просто очень хорошее тесто. Зато её начинка из капусты отличалась от прочих — слегка обжаренная с лучком. Пирожки были «на два укуса», с очень тонким тестом и обилием начинки, и капустные отлично шли к чаю, потому что были сладкие из-за такой начинки. Меня так приучили к ним, что я не понимаю прелести обваренной кипятком тускло-беловатой капусты в пирогах.

Мы с мамой бабе Мане, конечно, помогали лепить пирожки — в шесть рук всё у нас готовилось быстро. Поскольку бабушка с дедом жили с нами, на праздники всей семьёй всегда собирались у нас дома. Не меньше 11 человек, а чаще 14. И пирожков делали никак не меньше трёх противней. Мама рецепты собирала на листочках в большой конверт, а у бабушки они все были в памяти — они с дедом родом из деревни, образования не получили, но по характеру и душе были мне роднее, чем другая бабушка.

Однажды я взяла ручку и записную книжку и записала с бабушкиных слов рецепт теста. Потом, когда бабушки уже не стало, много раз готовила такие пирожки, и мама радостно всем объясняла:»Искусство печь пирожки передаётся через поколение!»

И знаете, когда я ставлю тесто, ощущаю некий мистический душевный настрой. Как будто поколения и поколения моих прабабушек смотрят на меня и говорят: «Не посрами нас, внученька!»

Оцените статью