fbpx

Получается, променяла дочь и внуков на нечто мужского пола, в шестьдесят то лет. Где такое право взяла, интересно

— Вот не понимаю я людей, которые женятся после шестидесяти и не пойму никогда… Ну какая в этом возрасте любовь? Неужели нельзя просто общаться, дружить, в кино сходить, в конце концов, чай пить по выходным? Жениться то зачем? Ну вот скажи мне, Ира, зачем??!! — отчаянно пытала Лиза подругу. Та только плечами пожимала. Ей тоже был непонятен сей факт.

Получается, променяла дочь и внуков на нечто мужского пола, в шестьдесят то лет. Где такое право взяла, интересно

***Лизины родители были вместе тридцать три года. Возраст Христа, как говорят. Но в шестьдесят три года папа тяжело заболел. И ни старания хороших врачей, ни деньги не принесли своих результатов — в шестьдесят лет ее мама осталась вдовой…

Лиза с мужем Сашей поддерживали ее, как могли. Приезжали, привозили двоих внуков, приглашали к себе. Ездили вместе гулять, старались уделять ей побольше времени. Мама тяжело отходила от страшного потрясения, отец был для нее всем…

— Мамуль, а поехали к нам жить? У нас дом огромный, деньги есть, тебе не нужно будет работать. А ребята то как рады будут, что их бабушка теперь с ними. Мам, подумай, а? Может и правда переедешь? Ну что ты одна и одна все время… — предложила как то раз Лиза.

Наталья Степановна думала недолго. Оглядев последний раз, как ей казалось, родные стены, она вздохнула и выкатив чемоданчик за порог, закрыла за собой дверь…

Переехав в семью дочери, Наталья Степановна без дела не сидела. Ее помощь пришлась как нельзя кстати. Двое детей, ее внуков, требовали много внимания и сил, которых у Лизы хватало не всегда.

Старший внук, Ванечка, посещал секцию карате, а младший, Сережка, был ребенком утонченным — он учился играть на скрипке в школе искусств. Мальчишек нужно было забрать из школы, помочь с уроками, накормить и отвезти кого на музыку, кого на борьбу. Помимо этого, Наталья Степановна и в доме все успевала — и убрать, и поесть приготовить. Словом, жизнь ее дочери резко изменилась в лучшую сторону.

А у Натальи Степановны она тоже изменилась — закрутилась, как колесо у белки и видно остановится нескоро… Но однажды, очередной раз забирая детей из школы, она увидела на доске объявлений известие, что в ближайшем с их домом кафе будет вечер «кому за шестьдесят»… Знала ли она, что этот ободранный клочок бумаги изменит ее жизнь? Конечно же нет…

Вечером, в субботу, Лиза застала маму, сидящую перед зеркалом. Та заканчивала красить ресницы, а рядом лежала пудра, губная помада…

-Мам, ты это куда собралась? — удивленно спросила дочь.

-Лизок, забыла тебе сказать. Сегодня в кафе, которое за углом, будет вечер для пенсионеров, так сказать. — улыбнулась она. — Так вот, ваша пенсионерка хочет развеяться! А то я совсем с мальчишками забегалась…

-Мам, а как же спать укладывать пацанов? Они же продолжение вчерашней сказки ждать будут, от бабушки. А бабушки нет…

-Вот ты и почитаешь, мама! У бабушки отгул, а книжка на полке! — улыбнулась Наталья Степановна и отправилась одеваться…

Вернулась она поздно в отличном расположении духа. Лиза еще долго слышала сквозь чуткий сон, как мама тихонько напевает под нос какую то мелодию. Она сто лет ее смеющейся не видела, а тут поет. Странно…

Но это было еще не все. Теперь Наталья Степановна уходила в этот клуб пенсионеров каждую субботу. А это значило, что Лизе приходилось субботними вечерами развлекать своих детей, а не приятно проводить время в кафе в друзьями и мужем за бутылочкой хорошего вина… И это было грустно.

А потом был еще сюрприз. Как то раз Наталья Степановна вернулась позже обычного и Лиза, не утерпев, вышла из спальни узнать в чем дело.

-О! Лизок, хорошо, что ты вышла. Я как раз хотела кое что тебе сказать. Думала утром, но сейчас еще лучше. Тем более известие приятное. Короче. Я познакомилась с мужчиной. Он почти мой ровесник, старше на год. И просто моя родственная душа, представляешь? Я думала так не бывает…Я думала мне уже никогда не испытать это чувство, когда ты нравишься. Это так приятно… Он очень хороший человек и тебе понравится. Вот увидишь. — глаза Натальи Степановны светились от счастья. Казалось, она стала моложе, как минимум лет, на десять…

-Ты что, совсем на старости лет?! Какой мужик, мама? Тебе шестьдесят один год, ты уже одной ногой, сама знаешь где! У меня даже в голове не укладывается все то, что ты сейчас сказала…А папина память? А мы с мальчишками? Ты о нас подумала? А люди что скажут? А, я знаю что они скажут, мам. Они скажут, что ты свихнулась. Вот что они скажут. Давай так, ты мне ничего не говорила, а я ничего не слышала. И пойдем спать. — Лиза произнесла это со злым, перекошенным лицом, не замечая как меняется лицо матери.

Получается, променяла дочь и внуков на нечто мужского пола, в шестьдесят то лет. Где такое право взяла, интересно

-Да как ты смеешь указывать мне, матери, что делать? Ты, девчонка. И причем тут папина память? Папа был бы рад видеть меня счастливой, а не утопающей в горе, кстати. А люди… А что люди? Люди пусть живут совей жизнью и в мою не лезут. Что касается мальчишек, то это, кстати, твои дети, а не мои. Своих я вырастила. — мать говорила очень тихо, но твердо. Потом повернулась и ушла в свою спальню…

Наталья Степановна продолжала встречаться со своим другом, не смотря на конфликт с дочерью. Естественно свободного времени у нее оставалось все меньше и она уже не могла так много внимания уделять внукам и дому дочери, чем вызывала у той неудовольствие.

Лиза, очередной раз забирая детей из школы, потому что мама не успевает, обиженно вздыхала и поджимала губы. Мол, вот какая мать у меня непутевая, никто ей кроме себя не нужен…

А утром, воскресного дня, за завтраком, Наталья Степановна объявила всему семейству прекрасную, как ей казалось, новость. Она выходит замуж!

-Мы с Николаем приглашаем вас на наше бракосочетание! В следующую субботу! Придете? — радостно смотрела она на родственников.

-О! Наталья Степановна! Мои поздравления! Конечно придем, конечно! Да, пацаны? — радостно загромыхал зять Саша, поднимая за ее здоровье кружку чая. Мальчишки радостно захлопали в ладоши. Одна Лиза посмотрела на мать как на умалишенную.

-Ну, ты вообще, мать… Это атас конечно. У меня слов нет. Это худшая новость после ухода папы. Честно. Тебе что, с нами плохо, мама? Ну встречайся, но жениться то зачем, я не понимаю! Это что необходимость что ли? А жить где будете, а? Не у нас, надеюсь? Женишку то есть куда женушку пригласить или он бомж? — Лизу просто трясло от злости.

Наталья Степановна как то сразу изменилась в лице, сникла…Доковыряв яичницу, тихо сказала какие то слова благодарности и вышла из кухни. Муж посмотрел на Лизу с укоризной, мол, ну ты зачем мать обидела то. Та только отмахнулась…

Вечером Наталья Степановна домой не вернулась. И Лиза поняла, что та обиделась и все равно все сделает по своему. Она попыталась ей позвонить, вразумить, но та не брала трубку.

А Лиза не могла понять, как ее мать могла так с ней поступить? Променять ее и внуков на какого то чужого мужика. Как она могла?

А через неделю до нее дошел слух, что бракосочетание, на которое они не поехали, благополучно состоялось. И ее мать вышла замуж. Добрые люди рассказывали, как глупо- счастливо выглядела «молодая» в элегантном атласном платье цвета неба и как был, ничего себе даже, жених. Похож на профессора или академика, с бородкой и в очках. Молодожены держались за руки и весь мир казалось для них перестал существовать…

А Лиза тем же вечером отпросилась у мужа, оставив ему пацанов, и встретилась с лучшей подругой, Иркой. Та всегда выручала советом, да и просто свободными ушами в трудную минуту.

***

-Ну вот скажи мне, Ир! Что ей не хватало, а? Сашка с ней хорошо, ребята ее обожают. Деньги пожалуйста, еда какая хочешь, комната своя…Я думала, она счастлива с нами, а оказывается ей для счастья замуж надо выйти, представляешь? И она нас бросила, понимаешь? Ей плевать, что я разрываюсь между детьми, их кружками, школой и работой! Ей замуж захотелось видите ли! И вообще она предала нас и отца предала! — глаза Лизы были полны слез от злости и обиды. Она почти кричала. На что подруга Ирка, сморщив носик, вдруг сказала:

-Слушай, а может вам няню завести, а? Или домработницу? А мать? Ну и пусть замуж, ей же хорошо, в конце концов. Может и не так все страшно, а, Лизок?-

Лиза посмотрела на подругу, будто не веря своим ушам, потом насупилась и отвернулась…

Они сидели за столиком в полупустом кафе и смотрели в окно на проходящих мимо людей. Те проходили мимо по своим, известным только им, делам. Молодые, старые, дети, мужчины и женщины…Абсолютно разные, с разными лицами. Счастливыми и грустными, задумчивыми и легкомысленными. И у них были разные судьбы и наверное не у всех простые. Но общее в эти людях было то, что каждый из них имел право на свое собственное счастье. Разве не так?

**********************************************************

Из письма читательницы.

Оцените статью